ИндейцыВо время поездок по перуанской амазонии мне довелось познакомиться с интересными индейцами. Одного из них звали Хорхе. Я знал его не первый год, он не раз он сопровождал группы русских туристов. С виду он ничем не примечательный гид метис, говорящий на индейском наречии, и приличном английском, что не редкость в этой, в общем-то, вполне туристической стране. Заинтересовало меня вот что. Однажды, увидев у одного из туристов майку с символикой какого-то дайверского места в Египте, он сказал, что у него тоже сертификат ПАДИ, и он получил его на Красном море. Он сказал это не мне, а его собеседник, как это принято у многих россиян английского своего собеседника не понимал, да и было это в последний день в процессе суеты отъезда на причале на реке Синчикуй в Икитос. Поэтому, я так ничего у него и не уточнил, но этот занятный факт запомнил.

Спустя год я опять повстречал его в Икитосе. На этот раз, я был с большой группой россиян, упоминание имён которых, сделало бы честь любому рассказу. Туристы не сильно настаивали на обычных в этих местах экскурсиях по сельве, и даже пренебрегали рыбалкой, предпочитая упражняться в тяжёлых перуанских напитках сидя в закрытом со всех сторон москитной сетью просторном салоне. За эти несколько дней в сельве, мне и довелось получше познакомиться с Хорхе и то, что он про себя рассказал, мне показалось очень занятным. Его отец - еврей испанского происхождения, родился в Арекипе, достигнув юного возраста, в 30-е годы ХХ века, вместе со своим отцом он отправился в Амазонию с целью поисков новых видов аквариумных рыбок. Оказалось этот бизнес, как и поиск новых видов орхидей, приносил тогда неплохие доходы. В этой среде – авантюристов, золотоискателей и контрабандистов отец Хорхе прожил долгую и весёлую жизнь. Как, полагает Хорхе, его папа был немножечко педофилом, так как был старше его индейской мамы на 30 лет. Однако, как видно по самому Хорхе, его батюшка неплохо позаботился о воспитании и образовании своего потомства. В возрасте 16 лет Хорхе оказался в Израиле, где посещал школу при каком-то кибуце. Не уверен, что он преуспел в учёбе, с его слов изучение иврита давалось ему нелегко и не факт что он получил свой багрут.

Однако прожив некоторое время в Израиле, он переехал в Лондон, куда его пригласила пожилая пара британцев, и работал управляющим в загородном доме. Семь лет он прожил в Англии, получил британское гражданство, в совершенстве выучил английский язык. И, что более всего меня поразило, неоднократно выступал с докладами о жизни индейцев в Королевском Географическом обществе. Беспечно болтая босыми ногами, сидя на перекладине лоджа на реке Янаяку, он показал мне карточку действительного члена общества и с удовольствием отвечал на мои вопросы. Вполне логично было спросить его, почему он не продолжил свою карьеру в Англии, на что он ответил, что ему не понравилось жить в городе, где он оторван от своих «корней» и находиться так далеко от своей Природы, сельвы и религии.

Я спросил его, что за религия, адептом которой он себя считает, и он уверенно ответил: Аяхуаска. Многие годы, я изучал различные психоделические растения и поэтому наш разговор перешёл в это русло, к моему величайшему удивлению Хорхе очень ясно показал знание биохимической составляющей этой традиционной культуры. Обсуждая рецепты приготовления ритуального напитка, мне понравилась его фраза «Чакруна и Аяхуаска, неотделимы друг от друга, как кофе и сахар». Увлекшись беседой, мы зашли в сельву, и он наглядно показал какие части, от какого растения следует брать и почему.

СельваОднажды утром мы отправились на прогулку по сельве, пробравшись сквозь заросли густых лиан, мы вышли на просторную вырубку, которую какой-то индеец превратил в огород. Среди пней торчали недавно посаженные черенки юкки, растения известного в Азии как Маниока, тыквы и банановых пальм. На открытых пространствах залитых солнцем летали голубые бабочки Морфы, множество более скромных насекомых и перелетали разноцветные птицы: танагры, оропендолы, дятлы. Некоторых птиц, удачно попавших в объектив фотоаппарата, я видел впервые, как например якимару.

Покопавшись в пне старого дерева, под корой я обнаружил интересную лягушку. С виду похожая на квакшу, кожа её была покрыта причудливыми наростами напоминающими мох или лишайник. В лесу на кромке мы обнаружили довольно крупную змею. Она выглядела не обычно, из-за несколько неестественной позы, казалось, что она зарылась головой в опавшую листву. Тем не менее, Хорхе сразу определил её как гадюку из ямкоголовых, рода Bothrops или Копьеголовых американских змей.

Тщательно изготовив палку, с небольшим сучком на конце, очень похожую на профессиональный герпетологический крючок он принялся её ловить. Зрители образовали круг, на почтительном расстоянии от Хорхе, всё-таки с этой крупной змеёй шутки плохи. В Перу её зовут Хергона, или Ароани, в Венесуэле – Мапанаре, а в Бразилии она известна как Жарарака. Это достаточно серьёзная ядовитая змея, на счету которой немало человеческих жертв.

Но предосторожности оказались излишними, у змеи была отрублена голова. Мы поискали голову вокруг, но ничего не нашли. Хорхе рассказал о варварском индейском обычае закреплять открытые челюсти ядовитых змей у входа в жилище для отпугивания вредных духов и других змей. Видимо лесной аграрий, проходя незадолго до нас по этой тропе, срубил змее голову и унёс с собой. Мы же забрали тушку в наш лагерь, где Хорхе мастерски снял с него кожу и вскрыл змею.

Присмыкающиеся

Я внимательно изучил внутренности и заметил, что в лёгких копошиться не менее 15 живых паразитов. Кто именно это был сказать сложно, но возможно какие-то круглые черви. Не успел я подумать о том, как заспиртовать их, используя наименее пригодные для питья растворы, для дальнейшего определения, как член географического общество зашвырнул все змеиные потроха в лес, сопроводив это глубоким экологическим наблюдением, что в сельве до всего найдутся охотники. Из туловища он мастерски нарубил кусочков размером с пельмень и, обваляв в муке с яйцом, зажарил в кипящем масле. Это экзотическое блюдо, как и рассказы Хорхе о жизни индейцев Ашуара, или Хибаро, или «охотники за головами» имели успех на последовавшей вскоре за лесной прогулкой пивной церемонии. Второй занятный индеец, встреченный мной в этой поездке, работал администратором в лодже Тамбо Янаяку. Его зовут Херлин Москера.

Венесуэльский индеецОднажды вечером, закончив с ужином, но пока не в силах расстаться с душистым перуанским ромом и виноградной пиской, мы сидели за столом в обтянутой москитными сетками столовой. Херлин подсел ко мне и небрежно сказал:

- Хочу рассказать вам пару анекдотов про Аяхуаску.*

- Давай, - ответил я.

Его рассказ показался мне очень интересным, и впоследствии я не раз с удовольствием слушал его истории.

Первое знакомство с церемонией Аяхуаски произошло у него в юности, не вдаваясь в подробности своего опыта, он упомянул, что в видениях он увидел Алана Гарсию, бывшего президента Перу, одевающего президентскую ленту и принимающего присягу на президентство. Что было странно, поскольку этот бывший президент, как часто случается, обвинялся в коррупции, всяких злоупотреблениях властью и был вынужден даже бежать в Колумбию в 1992 году, после своего президентства, дабы не доводить до греха возмущённые народные массы.

И каково же было его удивление, когда спустя несколько лет, Алан Гарсия всплыл на политическом горизонте, и в 2006 году вновь стал президентом Перу. С этого момента Херлин стал внимательно относиться к своим видениям.

Однажды, уже, когда он работал в лодже и устраивал церемонию Аяхуаски для желающих туристов, у него было видение, что его сестра идёт по дороге, и ей навстречу выходит их умершая мать, берёт сестру за руку и уводит в лес. По завершении церемонии, на следующее утро, он ждал попутную лодку на берегу и с первой же оказией отправился в Икитос.

Возле конторы компании, в которой работал Херлин, он увидел группу родственников, которые сообщили, что его сестра погибла в автомобильной катастрофе день тому назад, и они приехали к нему, чтоб устраивать похороны. Все очень удивились, что он улыбался и радостно сообщил им, что с ней всё хорошо и что мама её встретила.

После этих событий Херлин стал относиться к Аяхуаске очень серьёзно и время от времени участвовал в церемониях, продолжая работать в различных лоджах в окрестностях Икитоса, которые гнездятся по берегам маленьких речушек в сельве. Как-то раз, в небольшой уединённый лодж, прибыла группа туристов из Канады. Они приехали на несколько дней, никуда не спешили, наблюдали за птицами, собирали гербарии и коллекции и просили его организовать церемонию Аяхуаски. Совсем не хитрое дело в тех краях. При возникновении такого запроса, администратор обычно посылает гонца в ближайшую деревню и оттуда приезжает шаман со всеми необходимыми атрибутами и бутылью сваренной им Аяхуаски.

Так всё и должно было пройти в этот раз. Но в условленный час прибыл дедушка, который сразу не понравился Херлину. Мне в это трудно поверить, но Херлин, в своём рассказе отнёс его к индейцам, ранее упомянутого, племени Хибаро (или Ачуара, как они сами себя называют) известные как изготовители сувениров из отрезанных человеческих голов. Это племя живет разрозненными общинами, на границе с Эквадором и не понятно как этот индеец оказался в окрестностях Икитоса. Ну да, ладно. Это хоть и странно, но к делу не относиться. Не понравилось Херлину в этом босоногом старце, что он прибыл одетым в потёртый пиджак, брюки и с пустыми руками. Херлин накинулся на лодочника, с праведным гневом, что люди ждут шамана, уже готовы к церемонии, а ты, дескать, что за клоуна привёз!

На что старик сказал, что он потомственный шаман, но уже год как принял крещение, ходит в церковь и пастор объяснил ему, что церемония Аяхуаски богомерзкое дело и теперь он этим не занимается. Насупившись, он скромно сел на пень на берегу, а Херлин продолжал укорять лодочника, в том, что вокруг полно нормальных шаманов, а он привёз эту старую сволочь непонятно зачем! Что люди хотели заплатить деньги, а он им такую свинью подложил, так подвёл, что ни дай бог каждому!

Услышав про деньги, дедушка встрепенулся и сказал, что он всё помнит, и хоть сам и не проводит церемоний и не варит зелье, но сможет всё показать. Нет, сказал, воодушевившись Херлин, деньги получишь, если кроме этого будешь петь заклинания, потому что я слов не знаю, но могу тебе подпевать. На том и порешили. Канадцы, ничуть не расстроились, что церемония была перенесена на следующий день. С раннего утра они ходили вместе с Херлином и шаманом по сельве собирали Аяхуаску, чакруну снимали весь процесс варки на видео и фото и были в восторге от всего происходящего.

В предзакатных сумерках, расположившись в гамаках, и вкусив ритуального напитка под методичное блеяние шамана, Херлин отметил про себя, что Аяхуаска его приготовления, действует! Туристы не показывали никаких эмоций и в тишине отошли ко сну.

Утром восторженные канадцы обступили Херлина и благодарили его за незабываемые переживания, думая, что он и есть шаман. Этот факт особенно развеселил нашего рассказчика, и он долго смеялся, хрипя и каркая.

 

* Warning: Аяхуаска не является законной почти во всех странах, включая Россию, но легальна в Перу. Автор не одобряет использование аяхуаски.